» » »

52.НТР и ее влияние на ход общественного развития

Новые орудия и средства труда, новые источники
энергии ознаменовали полномасш­табное вступление в НТР тогда, когда произошел
переход к стадии их технически и экономически целесообразной эво­люции. Так,
ввод в промышленную эксплуатацию атомных энергоблоков и прочное положение АЭС
в энергетике отно­сится к концу семилетки. В 1963-1964 гг. были пущены
Белоярская АЭС им. Курчатова и Ново-Воронежская АЭС. Мощность каждой из них
по сравнению с Обнинской стан­цией возросла в 20 раз и достигла 100 тыс. кВт.
Пуск АЭС на Урале и в центре России доказывал большое значение атом­ных
электростанций как промышленных энергетических предприятий. Если первенец
атомной энергетики 1954 г. на­зывался экспериментальной АЭС Академии наук, то
Белоярская и Ново-Воронежская АЭС вошли в состав Министер­ства энергетики и
электрификации СССР. Период создания и освоения промышленных АЭС - отправная
точка революционных изменений в индустриальной энергетике. Аналогичные
этапные отметки в развитии других отраслей и направлений (освоение космоса,
электронно-вычислительная техника и т.д.). Первые искусственные спутники
Земли при­кладного назначения были выведены на орбиту уже в середи­не и
второй половине 60-х годов: «Молния», «Метеор», спут­ники серии «Космос».
Космические исследования способствовали развитию различных направлений науки
и техники, постепенно приобретая прикладное значе­ние. С начала 70-х годов
средства на космонавтику стали вы­деляться тем же порядком, что и на развитие
других народ­нохозяйственных отраслей.
Даже на примере космонавтики, казалось бы далекой от непосредственных нужд
экономики сферы научно-техничес­кого прогресса, видно, как постепенно - и
радикально - возрастала связь науки с практикой. НТР вызвала ускоренное
развитие отраслей науки, непосредственно связанных с на­родным хозяйством.
Внедрение в производство новых техно­логий и более совершенной техники
приносило большой эко­номический эффект. (4, с.338)
Изменения охватили самые разные направления НТР. Че­рез 13 лет после
появления первой советской цифровой вычис­лительной машины в СССР начинается
серийный выпуск тран­зисторных вычислительных машин, а еще через два года
(1964) ламповые модели снимаются с производства. Настоящий пе­реворот в
производстве ЭВМ произошел на рубеже 60-70-х годов на основе новой элементной
базы, появления микропроцессо­ров и сложных интегральных схем —
вычислительная техника третьего-четвертого поколений впервые соединила в себе
ком­пактность, быстродействие, относительную дешевизну, стала доступной
значительному кругу учреждений, предприятий, организаций. Это было событие
исключительного значения. Не случайно создание производственных АСУ
начинается че­рез 20-30 лет после появления первых опытных и серийных
образцов вычислительной техники в 1948-1953 гг.

В современных условиях электронная техника преобразу­ет так называемый мягкий
товар, или же предмет труда - ин­формацию и, таким образом, ЭВМ также может
рассматри­ваться как рабочая машина. Следовательно, ЭВМ также может внести
революционные изменения, особенно на первом этапе НТР. В целом же
микропроцессорная революция создала пред­посылки для появления новой
нематериальной отрасли обще­ственного производства (программостроение,
накопление «ноу-хау» и т.д.). Под воздействием НТР границы народного
хозяйства все больше расходятся с границами традиционного понятия
«общественное производство». Полностью соответству­ют тезису «открытие без
применения не дает революционного сдвига» представления о глобальности НТР.
Дальнейшее развитие носило следы разновременности и выявило новую сторону НТР
как глобального процесса: набрав силу «у них», она сделала неотвратимыми
перемены в социально-экономических структурах у нас. Однако опосре­дованное
воздействие НТР может вполне проявиться лишь после того, как революционные
изменения в науке, технике, производстве произошли в наиболее индустриально
развитых странах. Так как это имело место в 60-х годах, то и в СССР
опосредование не могло возникнуть раньше 60-70-х годов, исключая военно-
техническую область. Преуспев в запуске искусствен­ного спутника Земли, наша
страна уступила в области теле­видения, транзисторов, компьютеров, радаров,
полимеров, лазеров, станков с ЧПУ, роботов и т.д. Счет промышленным АЭС также
открыла зарубежная индустрия.

Дополнение критериев развертывания научно-технической революции требованиями
массового освоения в народном хо­зяйстве новинок НТР, относительного и
абсолютного удешев­ления наукоемкой продукции позволяет отнести начальный
этап НТР в СССР к 60-м - началу 70-х годов. (4, с.340)
В начальной, неразвитой фазе, НТР выявляет прежде всего свои технические и
экономические слагаемые (научные же формируются как их предпосылки и
органично входят в ос­нову НТР). На более зрелой ступени эволюции научно-
техни­ческой революции на первый план входит еще один, пожа­луй, коренной
критерий НТР - социальный. Современная научно-техническая революция - не
только и не столько из­менения в науке или технической оснащенности, сколько
глу­бочайшее социальное преобразование, так как всякая рево­люция является
таковой лишь в той мере, в какой она изменяет общество. Вне человека и
общества термин «рево­люция» лишен смысла. В связи с этим нельзя не отметить
порочность методологического приема, закрепившегося в обществознании при
изучении НТР - вычленении проблемы социальных последствий научно-технической
революции, что ведет к утрате комплексности понятия «НТР», лишает ее од­ной
из сущностных средств.

НТР в военной сфере сразу же заявила о своем глобальном характере. Новое
оружие массового уничтожения и неведо­мые дотоле уникальные средства его
доставки превратили науку в планетарную силу, объединившую различные стра­ны
и континенты. Все стали соседями, особенно остро проявилась взаимозависимость
мира. Вместе с тем появление атомного оружия и его применение резко ухудшило
геополи­тическое положение Советского Союза. Дороговизна нововве­дений
ограничивала развитие НТР в широком объеме, поэто­му очень быстро сложился
узкий круг держав с особо весомым голосом в мировом сообществе.
Были достигнуты большие успехи в развитии кибернетики, ядерной физики,
астрофизики, в исследовании космоса, в изучении земной коры и морских глубин.
Количество нобелевских лауреатов было обратно про­порционально степени
секретности изучавшихся проблем.
В годы «холодной войны» в России создавались целые нау­кограды, трудившиеся
почти исключительно на оборону, на­пример, Арзамас-16, носивший в разное
время имена Кремлев, Арзамас-75, Шатки-1, Москва Центр-300, а бывший
глубинным русским городом Саровом (ВНИИЭФ), Челябинск-70 (ВНИИТФ). Семья
номерных городов-спутников быстро раз­расталась: Красноярск-26
(Железногорск), Пенза-19, Томск-7 (Северск), Челябинск-65 (Озерск),
Свердловск-45 (Лесной), Златоуст-36 (Трехгорный), Заречный, Зеленогорск,
Ново-уральск, Снежинск и т.д. (4, с.342)
В 1960. на месте окс­кой деревни Пущино появился первый подмосковный
нау­коград. Усилиями выдающихся отечественных ученых -академиков Несмеянова,
Иерусалимского, Белозерцева в ко­роткие сроки создан мощный биологический
центр с 8 НИИ и информационно-вычислительным комплексом. Пущинские ученые
были удостоены многих самых высоких отличий, в том числе двух Ленинских, 12
государственных и других премий. С 1966 г. в Пущине развернули работы по
радиоас­трономии. Через некоторое время Пущино стало одним из 30 наукоградов
Подмосковья (Троицк, Черноголовка, Дзер­жинск и др.). В отличие от
Новосибирска эти и другие науч­ные центры не имели производственных мощностей
приклад­ного назначения и непосредственного выхода научных изысканий в
практику.

В 70-е годы СССР стал терять ранее завоеванные позиции в сфере освоения
космоса (США осуществили престижный проект высадки на Луну, а в 80-е -
первыми создали возвра­щаемый на Землю космический корабль многоразового
ис­пользования), в самолетостроении, ряде других отраслей на­уки и техники.
Далеко позади СССР оказался в области компьютеризации. Даже традиционная
политика опережа­ющего развития военных отраслей с максимальной
концен­трацией в них материальных и кадровых ресурсов в новых исторических
условиях стала давать сбои, так как эти от­расли все больше зависели от
общего технологического уров­ня народного хозяйства, от неэффективности
экономичес­ких механизмов.
Развитие НТР и даже элементов научно-технического про­гресса более ранних
стадий сдерживалось действовавшим эко­номическим механизмом, что имело весьма
негативные послед­ствия и для развития производительных сил общества, и для
социальной сферы. В середине 1980-х гг. свыше 50 млн. чел. в промышленности,
строительстве и на транспорте были заняты ручным трудом, характерным для
доиндустриальных техноло­гий. Продолжавшийся количественный рост работников
мате­риального производства отражал низкий уровень производитель­ных сил, не
соответствующий современным требованиям.

Друзья! Приглашаем вас к обсуждению. Если у вас есть своё мнение, напишите нам в комментарии.

Поделиться

Оплаченная реклама

Дисциплины